понедельник, 4 марта 2013 г.

Генерал Власов и антисемитизм

В отличии от других национальных коллаборционных, т.к. РОНА, формирований Третьего Рейха Власов и РОА последовательно отказывались от антисемитизма. Власов не занимался заискиванием перед "будущими хозяевами". Власов и его штаб всегда и везде подчёркивали, что они не видят будущую Россию колонией Германии и считают русский народ равным братским народам Новой Европы. Будучи советскими гражданами в большей своей части они прекрасно знали к чему приводят методы террора. Ведь они сами были жертвами терора коммунистического. Власов отстаивал независимую позицию по отношению к Рейху, добиваясь статуса союзной армии, что не означало точно следовать командам из Берлина, в том числе и на национальную политику. 

На протяжении всего послевоенного времени ведется острая дискуссия на тему: как оценивать личность и политическую деятельность генерала Власова в годы Великой Отечественной войны, его сотрудничество с германскими оккупационными властями. Выявились две полярные точки зрения. Одна, совпадающая с советской официальной, сводится к тому, что он является предателем, изменником Родины. С другой стороны, многие западные исследователи, видные деятели послевоенного российского зарубежья обращали внимание прежде всего на то, что Власов и его сподвижники хотели стать "третьей силой", противостоящей как Гитлеру, так и Сталину, были убежденными противниками гитлеровского тоталитаризма. Безусловно, власовское движение - явление далеко не однозначное и требует основанной на фактах объективной и беспристрастной оценки.

Целесообразно напомнить основные вехи жизненного пути генерал-лейтенанта А. Власова. Андрей Андреевич родился в 1900 году в бедной крестьянской семье Нижегородской губернии. После октябрьского переворота вступил добровольцем в ряды Красной Армии. С 1930 года - член ВКП(б), занимал в ней в 30-е годы командные посты. В 1938-1939 гг. - военный советник в Китае, в штабе маршала Чай Кайши. После начала Великой Отечественной войны руководил обороной Киева, а в октябре 1941 года, будучи командующим 20-й армии, сыграл если не решающую, то по крайней мере важную роль в разгроме гитлеровских войск под Москвой (все послевоенные годы роль Власова в обороне Москвы намеренно замалчивалась). Советское командование высоко оценило боевые заслуги Власова, и он в числе других военачальников получил награды и звание генерал-лейтенанта. Он пользовался особым расположением Сталина, большим авторитетом в армии. Вот что писал в марте 1942 года в "Красной Звезде" Илья Эренбург: "Генерал Власов разговаривает с солдатами. Любовно и доверчиво смотрят бойцы на своего командира. Имя Власова связано с наступлением… У генерала рост метр девяносто и хороший суворовский язык. Он говорит с бойцом о немецком солдате: "Прошлым летом он воевал со смаком. А теперь?... Теперь он воюет с перепугу"".

После битвы под Москвой Власов был назначен командующим Волховским фронтом и командующим 2-й ударной армией. Весной 1942 года эта армия предприняла неудачную попытку прорваться к осажденному Ленинграду и вскоре попала в окружение. 13 июля 1942 года Власов оказался в немецком плену. Существует несколько версий его пленения. По одной из них он сознательно сдался в плен, по другой - был захвачен немцами. Во второй половине июля 1942 года Власов был доставлен в специальный лагерь военнопленных в Виннице, подчиненный Верховному командованию германских сухопутных сил.

12 мая 1945 года Власов и его "сообщники" были арестованы органами советской разведки и доставлены в Москву. 2 августа 1946 года в советской печати было опубликовано сообщение ТАСС о том, что Военная Коллегия Верховного Суда СССР приговорила Власова и одиннадцать его сообщников к смертной казни. Одно из обвинений состояло в том, что Власов был "агентом германской разведки"! Это абсурдное обвинение было предъявлено генералу, сыгравшему, как уже отмечалось, важную роль в обороне Москвы.

1 ноября 2001 года Военная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев ходатайство общественного движения "За Веру и Отечество" о реабилитации А. А. Власова, отклонила его, но одновременно реабилитировала по ст. 58-10 (антисоветская агитация и пропаганда).

Вскоре после пленения Власов установил контакт с В. К. Штрик-Штрикфельдтом, бывшим офицером царской армии, а в 1941-1945 годах - переводчиком и офицером Вермахта. Он не разделял нацистских взглядов, принадлежал к той группе офицеров, оппозиционной к гитлеровскому режиму, и критиковавшей германскую карательную политику в отношении населения захваченных территории Советского Союза (среди них были полковник граф фон Штауфенберг, полковник барон Фрейтаг-Лорингхофен, генерал Остер, генерал Ольбрихт, полковник барон фон Рённе и некоторые другие офицеры, принимавшие активное участие в неудавшемся заговоре против Гитлера 20 июля 1944 года).

Встав на путь сотрудничества с гитлеровцами, Власов рассчитывал, что они пойдут на образование "национального русского правительства", но гитлеровское руководство отклонило этот план. Власов стал открыто критиковать германское руководство и весной 1943 года был снова помещен в концлагерь для советских военнопленных. Открытое недовольство генерала отношением германских властей к населению оккупированных территорий СССР возмущало гитлеровцев.

Но особый гнев германских властей вызвал категорический отказ генерала выступить с какими-либо антисемитскими заявлениями. На этот счет имеются многочисленные свидетельства. В частности, об этом подробно пишет В. К. Штрик-Штрикфельдт в своей книге "Против Гитлера и Сталина", выпущенной в Москве в 1993 году. Власов неизменно протестовал против уничтожения евреев. По словам Штрик-Штрикфельдта, с которым Власов был в доверительных отношениях, он "не стеснялся в выражениях, крайне резко осуждая "расовый бред" национал-социалистов…" Ему был чужд антисемитизм. Штрик-Штрикфельдт приводит слова генерала:
"Я убежден, что евреи как один из древнейших культурных народов обладают чрезвычайными способностями. С их интеллигентностью, деловитостью и широчайшими связями они могут стать ценными согражданами. Русский народный организм достаточно здоров, а процент еврейского населения так мал, что нашей стране не могло бы повредить, даже если бы все евреи, как это утверждают национал-социалисты, обладали только отрицательными качествами. Но кто так говорит - порет чушь. Когда национал-социалисты утверждают, что евреи виновны в нужде, в которую впал немецкий народ после 1918 года, я хотел бы спросить: разве не большинство народа, не сами немцы ответственны в первую очередь?.. Ведь это ваша собственная вина. Если бы вы были достаточно умны и так же держались друг за друга, как евреи, тогда все было бы в порядке. Но когда национал-социалисты заявляют, что германский народ страдал из-за евреев, - о чем судить не могу, - мне вспоминается старая русская пословица: "что русскому здорово, то немцу смерть!""

По словам В. К. Штрик-Штрикфельдта, эти взгляды разделяло большинство штаба Власова.
Во власовских документах , например в принятом в 1944 году "Пражском манифесте" движения, и во власовской печати никогда о евреях не было сказано ни единого слова.

Комментируя отрицательное отношение власовского движения к гитлеровской политике антисемитизма, к уничтожению евреев, одна влиятельная швейцарская газета писала: "Чтобы в атмосфере нацистского мракобесия решиться говорить о евреях, недостаточно было не быть антисемитом. Все союзники Гитлера именно в этом вопросе прежде всего теряли свою самостоятельность. Ведь в подгитлеровской Европе антисемитизм был правом на гражданство".

Большую роль в том, что генерал и его окружение отвергли гитлеровскую пропаганду, играл главный редактор ведущей власовской газеты "Заря" Милентий Александрович Зыков. По словам А. С. Казанцева, одного из сотрудников штаба Власова, автора вышедшей в 1994 году в Москве книги "Третья сила. Россия между нацизмом и коммунизмом", "Зыков был одним из замечательных людей из советского мира". До 1937 года он был сотрудником газеты "Известия", находился в близких отношениях с Н. И. Бухариным. Он появился в штабе Власова при таинственных обстоятельствах. Немцы привезли его с передовой, откуда-то из под Ростова. А. С. Казанцев пишет: "Я не встречал человека такого масштаба, таких способностей, каким был он. Общее убеждение было… что он был евреем. Может быть, это в конце концов послужило причиной его гибели". Став редактором "Зари", Зыков решительно отклонял все попытки гитлеровцев навязать газете антисемитские статьи.

Власов очень высоко ценил Зыкова. Как пишет Штрик-Штрикфельдт, "однажды генерал спросил меня, сумеем ли мы сохранить его в штабе, поскольку он, видимо, еврей". "Зыков - единственный такой из всех, встреченных здесь мною до сих пор; второго Зыкова мы так легко не найдем. Да и в Советском Союзе мало людей такого калибра, всех их отправил на тот свет товарищ Сталин". Гестапо арестовало Зыкова в 1944 году, получив доказательство, что он не только еврей, но и якобы сотрудник советской разведки, специально заброшенный в штаб Власова, чтобы, по словам А. С. Казанцева, "находясь за кулисами", влиять на власовское движение. Гибель его, по словам Штрик-Штрикфельдта, "стала тяжелым ударом для генерала. Ему не хватало этого умного и независимого советника".

Отказ Власова поддержать нацистскую политику уничтожения евреев - свидетельство того, что тех или иных политических деятелей не следует рассматривать лишь в черно-белом свете. Жизнь многоцветна, не говоря уже о том, что в жизни каждого человека огромную роль играет случай. И кто знает, не окажись Власов по воле случая в германском плену, может быть, он и дальше занимал бы командные посты в Красной Армии и вместе с ее героическими солдатами дошел бы до Берлина, а его заняло бы место среди блестящей плеяды советских маршалов и генералов, обеспечивших историческую победу в Великой Отечественной войне.

Автор этой статьи, Яков Яковлевич Этингер, - доктор исторических наук, почетный член многих зарубежных академий.

Источник: Яков Этингер «Генерал Власов и евреи»Международная Еврейская Газета, номер 39-40, 2005 год.