среда, 23 января 2013 г.

Русские солдаты латышских СС

Во время немецкой оккупации из граждан Латвии русской национальности было образовано семь полицейских батальонов. Первые из них были сформированы уже в 1943 году, главным образом из добровольцев, позже - в ходе принудительной мобилизациии. Так как немецкое командование хотело использовать русских для своих нужд, а не отдавать в состав Русской освободительной армии (РОА), в 1944 г. эти подразделения переименовали в Латгальские (Lettgallen) строительные батальоны. Они находились в подчинении главы СС и полиции Латвии, а так же, группы армий Север ("Nord").

Как свидетельствуют документы Федерального архива Германии, 1 июня 1943 года на собрании у старшего советника генерального комиссара управлении Риги Зима, была признана необходимость создания русских полицейских батальонов, так как существовашие полицейские подразделения большей частью находились вне Латвии. Одновренменно констатировали необходимость задействования людей в Службе труда и в Легионе. Особо было отмечено, что от русских жителей Латгалии было получено более 600 заявлений о вступлении в Легион. Анализ о русских гражданах Латвии в подразделениях немецкой армии от 26 июня 1944 года, позволяет считать, что их количество в настоящее время превысило семь тысяч человек.

Кроме семи полицейских батальонов, существовали и другие подразделения – школа верховой езды в Жагари (270 человек), резервное подразделение в Кундзиньсале (358 человек), и тысяча русских использовалась для охраны заключенных евреев в морском лагере в Дундаге.

В вербовке русских во времена немецкой оккупации, активное участие принимал основанный в Латвии «Русский комитет». Весной 1944 года в переписке политического отдела генерального комиссара Риги отмечено большое политическое значение Русских полицейских батальонов. Особо было отмечено, что в них не принимаются русские военнопленные, так как они не были гражданами Латвии. Использовались эти батальоны главным образом для борьбы с партизанами у границ Латвии. Многие из них в конце войны оказались в Курземе (имеется в виду Курляндский котел), однако, не ощутив поддержки немецкого Главного командования, были расформированы либо отправлены в Германию.


Свою службу в полицейских батальонах хорошо помнит бывший рижанин Игорь Висковатов. После его призыва в германскую армию, в ноябре 1943 года он был отправлен в Даугавпилс, где формировался 314 полицейский батальон. В его состав входили много латгальцев, русские и поляки. Последние были настроены против немцев крайнев враждебно.

Игорь Висковатов боролся против партизанов в окрестностях Освеи, принимал участие в постройке позиций у Идрицы и Опочки. Позже был зачислен в 327 полицейский батальон. Туда он попал вместе со многими Латгальскими староверами, не понимавшими ни немецкий ни русский языки. Поэтому ему приходилось все переводить на русский.
После войны, во время советского допроса, Игорь Висковатов неоднократно назывался предателем, однако, присужденные ему 10 лет заключения, показали, что его русская национальность особой роли не сыграла. На вопрос, не чувствовал ли он себя неудобно сражаясь со своими соотечественниками на другой стороне фронта, от ответил отрицательно, так как русскими он скорее считал власовцев а не советских солдат.

Многие солдаты и офицеры русской национальности служили в Латышском легионе. Самый известный из них был подполковник (полковник-лейтенант) Николай Катышев. Родился в Даугавпилсе, русский, православный, женат на латышке и свовю военную карьеру строил в Латвийской армии. В июне 1941 года был уволен из 24 территориального стрелкового корпуса, но в 1943 году был мобилизован в Легион. Николай Катышев был командиром дивизиона 15 артиллерийского полка, позже заместитель командира полка. За бои в Круляндском котле был награжден Железным крестом 2 и 1 степеней. В конце войны Николаю удалось попасть в Германию а оттуда переехать жить в Англию.

Во время войны местных и прибывших из России русских призывали также в Русскую освободительную армию (РОА). Весной 1943 года бывший генерал-лейтенант Красной армии Андрей Власов встретился в Риге с метрополитом Русской православной церкви Сергием а так же выступал перед представителями русского меньшинства в зале Латвийского университета. Его визит в Ригу носил пропагандистский характер и остался незамеченным для широкого латвийского общества.

Сумашедшие русские в Рижском Преображенском батальоне.

В конце лета 1944 года в боях по защите Елгавы героически сражалась некая русская трудовая рота, которая остановила бегущих в панике немцев и удачно отразила атаку Красной армии. На базе роты в сентябре 1944 года в Риге был сформирован отдельный батальон, который размещался в помещении бывшей Военной школы на улице Кришьяна Барона. Писарь батальона Михаил Добротворский, в опубликованных в середине 60 годов в Австралии мемуарах, вспоминает некий курьёз. Батальон после позднего концерта в солдатском клубе, на улице Базницас, шагал назад в расположение, громко распевая русские песни, включая «Катюшу» и «Широка страна моя родная». Разбуженные рижане в темноте не различив форму солдат, испугались, подумав что в городе уже шагают советские солдаты.

Позже, многие солдаты батальона присоеденились к группе генерала Курелиса в Курземе. Зимой 1944-1945 годов батальон под предводительством майора Хольвейна прочесывал леса в окрестностях Усме и сражался на фронте у Лестене. Из-за безшабашности, солдат этого батальона, стоявшие рядом латыши даже называли «Сумашедшими русскими» и русские солдаты взятые в плен, были очень удивлены услышав чистую русскую речь. Михаил Добротворский был одним из немногих, кому 8 мая 1945 года посчастливилось оставить Венспилс. Многих русских граждан Латвии ЧК после войны судило как предателей родины и многие годы они были вынуждены провести в лагерях разного режима.


Во время войны, из русских граждан Латвии было образовано 7 полицейских батальонов (283, 314, 315, 325, 326, 327, 328) и других подразделений.

На 26 июна 1944 года в них служило 7671 солдат русской национальности.